В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница

Маг сделал несколько шагов, чтобы оказаться прямо перед замутненным взглядом властителя, и остановился. Тот заметил его далеко не сразу. Глаза тирана лениво приоткрылись, уловив в поле зрения нечто незнакомое, затем рывком распахнулись. Маленькие, черные, пронзительные, въедливые глазки. Уголки его губ начали опускаться, брови медленно поползли к переносице.

— Ты кто такой? — раздался скрипучий старческий голос. Тиран, оказывается, не до конца растерял способность к удивлению.

— Я? — поднял брови Маг. — Бог.

— Бог? — Тиран приподнялся на ложе и хлопнул в ладоши. — Схватите этого негодяя! — приказал он сбежавшимся телохранителям.

Разумное распоряжение, ничего не скажешь. Сначала схватить негодяя и только потом начать разбирательство, как он сумел проникнуть В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница сюда мимо этих бездельников. Телохранители кинулись к Магу, но у него на этот раз не было необходимости притворяться человеком, и он мгновенно поставил вокруг себя защитную сферу приличного размера. Не добежав до него нескольких шагов, стражники наткнулись на невидимую преграду и в ужасе остановились, не смея решить, кто им страшнее — повелитель или бог.

— Н-никак… — пробормотал один из них, не смея поднять взгляд на властителя.

Тиран и сам видел это, поэтому не стал настаивать на приказе.

— Что тебе нужно здесь, бог? — прохрипел он.

— Зачем бог может явиться человеку? — усмехнулся Маг. — Не за взяткой же. Награда или возмездие В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница.

Глаза тирана жестко блеснули.

— Награда, значит, — вскинул он голову.

— Ну почему же награда? — Маг призвал на помощь все свое самообладание, чтобы сразу же не размазать по стенкам этого наглеца. — Разве тебе не за что получать возмездие?

— А разве есть за что? — угрюмо спросил тиран. — Я — великий правитель, я достойно выполнял свой долг перед небом. Разве я забывал почтить своих богов? Что-то ты не похож на них.

— Мы, боги, не обязаны выглядеть так, как нас представляете вы, люди. По глупости вы не понимаете, что в любом обличье когда-нибудь можете встретить бога.

— Так ты — настоящий бог? — Недоверчиво переспросил тиран.

— Самый В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница настоящий.

— За что ты хочешь наказать меня? — Недоверие в голосе властителя сменилось деловым подходом. Стоявший перед ним был сильнее, поэтому с ним следовало говорить иначе.

— Твои подданные ропщут на тебя, и их голос достиг небес, — высокопарно произнес Маг. — Небеса решили наказать тебя самой жестокой казнью, какую только можно придумать.



— Но если небеса выслушали этих крикунов, то пусть они выслушают и меня. — От непривычки к повиновению просьба властителя прозвучала приказом.

Это было разумное предложение. Маг не мог не согласиться с ним.

— Что ж, поговорим, — наклонил он голову. — Хотя не знаю, чем ты можешь смягчить свой приговор.

Тиран хлопнул в В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница ладоши и потребовал, чтобы телохранители покинули дворик и остались у дверей снаружи. Вслед за ними он выпроводил и обоих рабов.

— Поговорим с глазу на глаз, — сказал он Магу. — Разговор великих не должен достигать ушей ничтожеств.

Уши ничтожеств не заботили Мага, но нельзя было признать, что такие разговоры удобнее вести наедине. Он уселся на край бассейна и приготовился выслушивать властителя. Неужели у этого тирана была хоть малейшая возможность оправдаться?

— Говори, — кивнул он. — Небеса слушают тебя.

Тиран медлил с началом, собираясь с мыслями. Он почти не глядел на Мага — все внимание он направил внутрь себя. Теперь, когда его жизнь была на исходе, что В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница он мог сказать небесам, в чем отчитаться? Он устроился на подушках поудобнее, предвидя длинную исповедь.

— Молодым я не думал, что мне придется править своей страной, — в черных заплывших глазках промелькнуло мечтательное выражение. — Мне прочили путь ученого, я обучался у самого известного звездочета страны. Великий поэт учил меня стихосложению, а лучшие философы — познанию тайн мира. Однако, когда мне пошел двадцать шестой год, я был вынужден занять место на троне.

— Я правлю почти пятьдесят лет, — продолжил он. — Я был младшим в династии — мой старший брат пробыл у власти четыре года, а второй не усидел и двух лет. Глупый щенок — в голове у В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница него были одни лошади и женщины. Третьего брата убрали даже до того, как он унаследовал власть. До братьев правил отец, он продержался на троне двадцать лет, но и он умер не своей смертью. После меня к власти пришел бы мой двоюродный брат — отпетый интриган и негодяй, на тринадцать лет старше меня. Но нет, решил я, не дождется он этого счастья.

— Как это понимать? — уточнил Маг.

— Нет, не убить его — тогда я еще не думал так, — нехорошо усмехнулся тиран. — Выжить самому, выжить и укрепить государство, навести в нем порядок, чтобы всякие выскочки и не помышляли о власти. До меня В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница власть менялась так часто, что государственные дела были запущены, зато процветали интриги. Отравления были обычны, поэтому я заставил рабов пробовать каждое мое кушанье. Поверишь ли, бог, были времена, когда их умирало по нескольку в месяц. В конце концов мои враги потеряли надежду обойти эти проверки, и рабы перестали умирать. Однако мою еду пробуют до сих пор — каждый день, каждое блюдо.

Он поймал взгляд Мага, устремленный на стоявший на столике кувшин.

— Да, и это тоже. Правители соседних стран узнали, что у нас творится, и, конечно, решили поживиться, воспользоваться чужой слабостью. Мне пришлось вести сразу две войны, но занимался я не столько В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница армией, сколько разоблачением очередных интриг и предательств. За всем нужно было следить самому — мне не на кого было положиться.

— Разве у тебя не было преданных людей? — спросил Маг.

— Сначала были, — подтвердил тиран. — Как по-твоему, бог, что враги делают с друзьями властелина? Они либо подкупают их, либо убивают. Мне не было и тридцати, когда я остался без преданных людей. Себя я еще мог оградить от покушений, но не своих друзей. Одних прикончили сторонники моего родственника, других я был вынужден казнить сам. Тогда я взялся за интриганов всерьез, казнил налево и направо, за любую мелочь, самыми жестокими видами казни, публично В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница, чтобы видели другие. И тогда меня стали бояться.

— Ну зачем же такая жестокость? — поморщился Маг.

— Жестокость?! — Лицо тирана побагровело до свекольно-красного оттенка. — Казни своего лучшего друга за то, что он пытался отравить тебя, — и посмотрим, каким станешь ты, бог!

Он замолчал, его сжатые в кулаки руки затряслись.

— После этого прошло еще сорок лет, — напомнил Маг. — И все это время в твоей стране лились реки крови, люди сотнями умирали от голода и пыток. Нет несчастья, которое заслуживало бы такого мщения.

— Это было не мщение, — дернул головой тиран. — Это была необходимость. Вся страна, все люди были распущены В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница и развращены длительным безвластием. Никто не хотел работать, все воровали, преступники обнаглели. Если я отдал указ рубить руку за малейшее воровство — то не потому, что стране не нужны были эти руки. Да, я ввел суровые наказания за ничтожные проступки, но не столько для того, чтобы покарать виновных, сколько для того, чтобы остановить остальных. И я своего добился. Мои наследники еще поблагодарят меня за это.

— А казнь сотен военнопленных?

— Я не мог оставить их в живых. Государство было слишком истощено войной, поэтому их нельзя было ни освободить, ни оставить рабами внутри страны. Лучше бы ты, бог, оценил, что я все-таки сумел выиграть В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница эту войну. Были дни, когда я сам не верил в победу. Лучше бы ты оценил, что соседи уже пятнадцать лет не воюют с нами.

— Но сам ты — после той победы ты еще не раз ходил на них войной.

— А что мне оставалось делать? — Тиран взглянул на него в упор. — Порабощай — или поработят тебя, предавай — или предадут тебя, убивай — или убьют тебя. Выбирай одно из двух — середины нет. Разве это не ваши, не божеские законы? Я сделал свой выбор давно, когда пришел к власти. И каждый раз, достигая успеха, я благодарил за это вас, богов.

— Нет, это В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница не наши законы. — Маг отрицательно покачал головой. — Это ваши, человеческие законы. Ты стоишь на вершине власти — и ты мог бы изменить их.

— Нет, — возразил тиран. — Если бы я мог, я изменил бы их. Но я не мог. Значит, это ваши законы — человеку не под силу изменить предначертанное богами.

Оба замолчали, думая каждый о своем. Наконец Маг поднял голову. Властитель почувствовал его движение и тоже взглянул на него. В маленьких черных глазках не отражалось ни страха перед божеством, ни мольбы о снисхождении.

— Я ухожу, — сказал Маг. — Я понял, что ты уже несешь свою кару.

Не дожидаясь ответа, он растворился в воздухе. У него В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница было второе поручение, как он надеялся, более приятное. Вознаградить святого.

Это была неглубокая пещера у подножия горы. Естественного происхождения, но доработанная человеческими руками до пригодного к проживанию состояния. На плоском камне у пещеры сидел тощий, нищенски одетый старик, лысая голова которого составляла забавное сочетание с длинной белой бородой, невольно наводя на мысль, что растительность с макушки отшельника в один прекрасный день надумала переселиться на его подбородок.

Старик вкушал трапезу. На разостланной перед ним тряпице лежал черный сухарь и несколько сушеных акрид — местной разновидности кузнечиков, собранных отшельником в прибрежных кустах протекающей поблизости реки. В кривобокой, тщательно отмытой деревянной В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница миске поблескивала родниковая вода. Отшельник обмакивал сухарь в воду, а затем обсасывал размокший верхний слой, помогая себе беззубыми деснами.

На ведущей к пещере тропинке замаячила человеческая фигура. Опять кто-то из этих паломников, этих поклонников, от которых не было покоя. Странно, однако, что он увидел пришельца раньше, чем услышал его шаги. Зрение старика ослабло за последние годы, но слух никогда еще не подводил его.

Приблизившись, фигура превратилась в нищего бродягу — высокого белокурого парня в стоптанных сандалиях и подпоясанной веревкой рубахе под поношенным плащом. Этот, конечно, пришел не поговорить о возвышенном, а посмотреть, нельзя ли чем-нибудь поживиться у святого отшельника В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница. Старик окинул его неодобрительным взглядом и вернулся к своей трапезе.

— Добрый день, святой человек, — обратился к нему бродяга.

— Добрый день, — с достоинством ответил старик.

— Радуйся, отец, небеса увидели твое благочестие, — улыбнулся бродяга, — и решили вознаградить тебя. Говори же, какую ты хочешь себе награду?

Старик нашел его шутку возмутительной, но проявил сдержанность.

— Кто ты такой, чтобы обещать другим небесные дары? — Он сдвинул брови, совсем немного, только чтобы поставить зарвавшегося шутника на место.

— Я? — переспросил Маг. — Бог.

Это было уже слишком, но старика было нелегко вывести из себя.

— Разве так выглядят боги? — сказал он. — Они прекрасны и светлы ликом, они являются в В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница сиянии огня небесного, а не такими оборванцами, как ты.

— Если бы я судил по одежде, то никогда не назвал бы тебя святым, — сказал Маг. — Ты такой же оборванец, как и я. Даже хуже. В обличье, какое ты описал, и дурак узнает бога, но я надеялся встретить здесь мудреца, который различит божество под любой одеждой.

Обычный бродяга так говорить не мог. Неужели…

— Прости мне темноту и невежество, владыка, — осторожно сказал старик. — Но мне было бы легче поверить твоим словам, если бы ты явился мне в истинном облике.

— Сколько же веков я занимаюсь тем, что прощаю людям темноту В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница и невежество, — вздохнул Маг. — Сколько же веков мне еще предстоит этим заниматься… Но как не простить святого человека, если я прощаю грешников?

Он на несколько мгновений принял свой подлинный облик. Юноша со снежно-белыми волосами, в малиновом плаще и белой, подпоясанной веревкой рубахе до колен, появился перед стариком, но тот смотрел сквозь него и недоуменно щурился — куда же вдруг исчез этот странный бродяга?

— Ты доволен, святой человек? — спросил Маг, возвращаясь в плотное тело. Он присел на соседний камень и взглянул на старика. — Боги послали меня, чтобы я вознаградил тебя по достоинству, — продолжил он. — Я подумал, что будет лучше всего, если ты сам В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница выберешь себе награду.

— Но я не видел тебя, — взволнованно сказал отшельник. — Ты вдруг исчез, а теперь появился снова.

— Так ты не видел меня? — понял Маг. — Значит, ты не можешь увидеть мой истинный облик.

— Сделай так, чтобы я смог увидеть твой истинный облик, и это будет моей наградой! — взмолился старик. — Столько лет я мечтал увидеть бога, и вот он стоит передо мной, а я не вижу его!

— Здесь я ничем не могу помочь, — покачал головой Маг. — Способность видеть бога зависит только от самого человека.

— И я никогда не увижу бога? — В голосе отшельника послышалось отчаяние.

— Почему же, может быть В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница, еще увидишь, — утешил о Маг. — Все меняется — и люди, и боги. Возможно, высшие миры когда-нибудь еще станут доступными твоему зрению. Выбирай себе другую награду.

Старик долго не отвечал, рассматривая сидящего соседнем камне бродягу. Обыкновенный парень, такой же, как сотни неимущих оборванцев, вот только глаза… этот взгляд не мог принадлежать человеку. Перед ним был бог, и он предлагал награду. В голове отшельника проносилось прошлое, настоящее, недолгое будущее, толпились все его прежние мысли, желания, чаяния и стремления. Что же ему выбрать, что попросить у богов?

— Спасибо, что мое стремление к вышнему не осталось незамеченным богами, — сказал наконец он В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница. — Это моя лучшая награда, и мне не нужно другой.

— Совсем ничего? — переспросил Маг.

Ему неудобно было возвращаться к Геласу, ничего не сделав для этого старика.

— Ничего, — подтвердил тот. — Я имел многое, но отказался от всего. Люди утомили меня, и я решил уйти от них, но они находят меня и здесь. Сначала это меня сердило, но с годами я смирился — если им от этого становится хоть немного лучше, пусть ходят. В мире мало радости, еще меньше — утешения. Пусть ходят.

— Как же ты живешь здесь, добрый человек? — подивился Маг. — Что ешь, во что одеваешься? — Его взгляд перескочил с нищенской одежды отшельника В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница на его скудный обед.

— Вот в это и одеваюсь. — Старик приподнял пальцами край своего рубища. — Одеяло есть. Ем сухари, когда люди приносят, но чаще питаюсь кореньями и акридами. Коренья, правда, жесткие, зато акриды вкусные — вот, попробуй.

Он протянул Магу одного из сушеных кузнечиков, лежавших перед ним на тряпке. Маг отломил длинную заднюю ножку насекомого и прожевал ее утолщенное основание. На большее его не хватило.

— Кореньев здесь всегда много, — продолжил старик, надкусив другого кузнечика, — а акриды не каждый год появляются. Бывает много, бывает и мало. Все равно еды хватает, раз я с голода пока не помер. Ничего мне не надо, владыка. Ступай с В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница миром.

Маг вернул недоеденную акриду на тряпицу и попрощался с отшельником. Отправив плотное тело в небытие, он полетел к Воину.

— Ты все сделал? — спросил тот, когда он вернулся.

— И да и нет, — ответил Маг.

— Ты говоришь загадками, — недовольно глянул на него Гелас. — Да — это да, а нет — это нет. Одно исключает другое.

— Не всегда.

— Почему я вечно должен у тебя допытываться? — вспылил тот. — Отвечай, как ты наказал тирана? Какую наихудшую кару ты выбрал для него?

— Я оставил его жить.

Некоторое время Воин изучал лицо Мага, не говоря ни слова. Наконец он все-таки решил, что тот не В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница шутит.

— Что ж, — согласился он, — возможно, ты прав. А как ты наградил святого?

— Я спросил, что ему нужно, но отшельник отказался от награды, и я не стал настаивать. Кому нужна награда, которой не хочется? — Маг взглянул на Воина, невеселое его лицо посветлело. — Старик сказал — лучшая награда для него, что его стремление к вышнему не осталось незамеченным богами.

Их глаза встретились, и они оба улыбнулись.

— Все-таки не зря мы здесь работаем, — сказал довольный Гелас. — Может быть, что-нибудь еще получится.

— Может быть, — согласился с ним Маг. — Знаешь, но, проследи, чтобы у пещеры этого отшельника никогда ее переводились акриды.

Глава 15

Закончив с В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница отчетом, Маг расспросил Воина о состоянии развития плотного мира, а затем полетел по этому миру, чтобы увидеть все собственными глазами. Людей становилось все больше — их поселения множились и разрастались, превращаясь в крупные города, сеть дорог прорезала леса и равнины. По дорогам двигались обозы и одиночные повозки, брели путники и вышагивали военные отряды. Реки и моря колыхали весельные и парусные суда, несущие смельчаков в дальние города и страны. Вокруг мелких селений простирались поля и паслись стада, в городах процветали торговля и ремесла.

Взгляду творца открывалась гармоничная карта людской жизни, где все звенья были взаимосвязаны, отлажены и притерты друг В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница к другу, составляя единую цепь. Гелас похвалился Магу, что наконец-то здесь наладилось и приобрело относительную стабильность. Однако, если приглядеться, внизу свирепствовали болезни и пороки, а над человеческими жилищами вились тучи грязеедов.

Маг разглядывал искры людей, пытаясь определить уровень их развития. Его высшему зрению людские поселки казались созвездиями, а города — огромными звездными скоплениями. Слово «звезды» пришло к Магу из человеческой речи, хотя для него это были плотные миры, различавшиеся по составу, размеру и температуре. Искры людей различались точно так же. Большинство из них были мелкими и тусклыми, многие выглядели затухающими, но, в отличие от звезд, им было не В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница суждено погаснуть до конца этого пробуждения.

Он разыскивал искры поярче, но как же их было мало! Не больше, чем звезд соответствующего размера. Тем не менее они были — преимущественно в больших поселениях, хотя встречались и одиноко светившие посреди пустыни, как тот отшельник. Маг вспомнил, что совсем недавно, всего лишь несколько веков назад, таких ярких искр здесь не было. Они росли и развивались, а значит, была надежда, что когда-нибудь они вырастут в творцов.

Составив представление о развитии людей, Маг отправился к работающим в этом мире творцам. Почти все Силы Аалана слетелись сюда. Они работали группами, в зависимости от сродства и симпатий выбрав В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница одного из лидеров. Таких лидеров было несколько, двое из них были немногим слабее самого Императора, но колодец предназначения выбирал во Власти только одного, а здесь они, наконец, нашли применение своему могуществу. Вокруг них собрались большие и пестрые компании, от самых высокоразвитых творцов до самых примитивных, вроде завсегдатаев Тартара.

Власти тоже были здесь. Как и Гелас, они не примыкали ни к одной из групп, а предпочитали свободно бродить по всему миру и вмешиваться в деятельность Сил, когда находили это нужным. Императрица по-прежнему занималась растительностью. Правда, теперь она уделяла основное внимание сельскохозяйственным видам. Судья наводила порядок, но не среди людей В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница, а среди творцов, следя за строгим соблюдением законов высших миров. У нее было много работы — любителей нарушить их оказалось гораздо больше, чем можно было предположить. Творцы нередко управляли людьми на свое усмотрение, считая, что ради успеха дела можно поступиться и божественными законами. Когда она пожаловалась на них Магу, тот только смущенно пожал плечами — он и сам относился к злостным нарушителям законов Единого.

Вслед за ней Магу встретился Крон, хмурый и неразговорчивый, как всегда. Он дисциплинированно выполнял приказ Императора, но заметно тяготился поручением. Ему, привыкшему создавать миры, повелевать их временем и пространством, такая работа казалась слишком мелкой и скучной. Наверное В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница, подумалось Магу, точно так же к ней отнеслась бы и Геката. Эти двое были слишком велики для работы в каком-то одном из миров.

Жрица, напротив, приняла свою работу близко к сердцу. Она все еще переживала ошибку, допущенную в законах этого мира, и теперь прикладывала все усилия, чтобы исправить ее. Во время пребывания в плотном теле Маг узнал, как эти законы звучат у людей — «человек человеку — волк», «око за око, зуб за зуб» и тому подобное. Сами люди называли их звериными, но это был поклеп на зверей. Звери не знали, что такое жестокость, звери не умели мстить, не умели В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница творить зло ради зла.

— Но это означает, что люди понимают ошибочность этих законов, — возразила она Магу, когда он указал ей на это. — Они считают зверей неразумными. Значит, по их понятиям, эти законы тоже неразумны.

— Тем не менее люди следуют им, — заметил Маг. — Они следуют однажды заданным путем, понимая, что есть другие пути, но не умея свернуть на них.

— Хорошо, что они это понимают, — обрадовалась Жрица. — Мысль — огромная сила.

— Только не в плотном мире, — печально улыбнулся Маг. — И мысль и слово бессильны здесь без действия.

— Неправда! — Жрица окинула возмущенным взглядом этого мальчишку, ставившего под сомнение всю ее работу. — Сила В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница убеждения очень велика. Как говорится у людей, она горы может сдвинуть.

— Но горы стоят спокойно, — заспорил с ней Маг. — Я еще не видел, чтобы хоть одна из них сдвинулась с места. Так же и законы человеческого бытия. Один мой знакомый тиран пытался изменить их к лучшему, но не преуспел в этом. И тогда он решил, что это наши, божественные законы.

— Тиран! — Жрица брезгливо сморщила нос, всем видом давая понять, что не одобряет знакомств Мага.

— Да, тиран, — хладнокровно подтвердил тот. — И я верю, что он пытался изменить этот мир к лучшему. Но один человек бессилен перед тем, чему следует большинство, пусть даже В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница ему дана неограниченная власть. Если его не поддерживают другие, он вынужденно становится тем, чем он стал. Чтобы людские законы изменились, одного человека мало. Должны измениться все люди. Или хотя бы многие.

— Ты уверен в этом? — заинтересованно спросила Жрица.

— Я ни в чем не уверен, — уклонился от прямого ответа Маг, — но из знакомства с тираном я понял, что человек на верхушке пирамиды власти — создание людей ее дна или, по крайней мере, их отражение. Как человек он может быть любым, но как правитель он может достигнуть только того, что они в состоянии поддержать.

— Значит, если кто-то хочет В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница изменить человеческие законы, — ухватилась она за его мысль, — он должен изменить отношение к ним большинства людей?

— Вероятно, — согласился Маг. — Но это, мне кажется, выше сил одного человека.

— А творца? — воодушевленно сказала она. — Что не под силу человеку, то возможно для творца.

Маг не разделял оптимизма Жрицы по этому поводу. Из разговоров с Силами он уяснил, что люди охотно соглашаются с учениями творцов на словах, но отнюдь не рвутся претворять их в дела.

— Конечно, послать сюда творцов — хорошая идея, — задумался вслух он. — Однако во время этого облета я обратил внимание, что мы влияем на людей гораздо меньше, чем предполагалось. Они считают богов В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница высшими силами, отдают им дань почтения, но не стремятся следовать им во всем. Они очень хорошо помнят, что боги — это одно, а они, люди — совсем другое. Все-таки мы им чужие, а кто захочет следовать за чужими?

— Да, и мне так показалось, — с жаром подхватила Жрица. — Они считают, что от богов можно откупиться, и развращают этим себя и наших служителей. Они воображают, что с нами можно обходиться так же, как с людьми: поздороваться, раскланяться, попросить, дать взятку, а затем расстаться и жить прежней жизнью до следующей встречи. Порой мне кажется, что они вообще не понимают нас, не В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница понимают, чего мы хотим от них.

— Тебе не кажется, Хриза, — так и есть. — После общения с лидерами Сил у Мага сложилось твердое убеждение в этом. — Большие истины, попадая в маленькие головы, претерпевают чудовищные искажения. Хорошо еще, если они становятся уродцами, а не превращаются в свою противоположность.

— Как же тогда быть? — В голосе Жрицы прозвучала нотка уныния.

— Если б я знал… — покачал головой Маг. — Чем больше искра, тем легче и правильнее она воспринимает законы творцов. Она должна расти, но если б я знал, как заставить ее расти…

— Есть искры, которые быстро растут, — напомнила ему Жрица.

— Да, я видел, — подтвердил он.

— Нужно В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница узнать, почему они растут, — сказала она. — Ты можешь сделать это для меня?

— Не знаю, — усмехнулся Маг. — Хоть для тебя, хоть для Геласа, хоть для себя.

— Но ты возьмешься попробовать?

— Конечно, возьмусь. Мне самому это интересно.

Расставшись с Хризой, Маг стал высматривать подходящую искру. Наконец он выбрал одну из самых ярких и опустился в узком переулке вечернего города на берегу большой реки.

В переулке было темно, только в окне второго этажа покосившегося от старости двухэтажного дома виднелся свет. Наружная дверь была закрыта изнутри на засов, но для творца было несложным заставить его отодвинуться. Темная лестница в два пролета вела наверх. Маг В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница, прекрасно видевший в темноте, бесшумно обогнул стоявший на пути сундук, перешагнул через пару небрежно брошенных башмаков и стал подниматься по лестнице.

Несмотря на легкую поступь Мага, рассохшиеся ступени нещадно заскрипели. Однако человек на втором этаже не услышал шагов на лестнице: он был всецело поглощен чтением толстой книги в потертом кожаном переплете. Перед ним чадила почти прогоревшая сальная свеча, рядом лежала наготове вторая. Пламя свечи дрогнуло и затрещало, мужчина взял щипцы и снял с фитиля черную полоску нагара. Желтый огонек успокоился и вспыхнул ярче, но тут же снова вздрогнул от порыва сквозняка из распахнувшейся двери.

Мужчина нехотя оторвался от книги и В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница оглянулся. В дверях комнаты стоял белокурый, бедно одетый парень, кутавшийся в неопределенного цвета плащ.

— Добрый вечер, хозяин, — сказал он, раздвигая губы в вежливой улыбке.

— Добрый вечер, — машинально ответил мужчина, но тут же насторожился. — Ты как сюда попал?

— Через дверь. — Улыбка парня слегка расширилась. — Там было не заперто.

— Разве? — удивился мужчина. — Кажется, я уже запирал ее сегодня на ночь, — пробормотал он, подумав про себя, что от напряженных занятий становится слишком рассеянным. — Зачем ты вошел сюда?

— Везде было темно, а в окне этого дома горел свет, — дружелюбно сообщил парень.

— Но это еще не повод, чтобы заходить сюда без В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница приглашения. — Мужчина окинул пришельца взглядом, пытаясь догадаться, что ему здесь нужно. — Ты попрошайничать или на ночлег?

— Просто поболтать. — Парень доверительно улыбнулся. — Почему бы и нет?

— И правда, почему? — хмыкнул мужчина. — Почему бы какому-то бродяге не заявиться в чужой дом, к незнакомому человеку и не навязаться на беседу?

— Ты, я вижу, прекрасно меня понимаешь, — сверкнул зубами парень. — Значит, нам найдется о чем поговорить.

— И о чем же?

Взгляд бродяги скользнул по столу, по склянке с чернилами и бронзовому стакану с очиненными перьями, по ровной стопке чистого пергамента и небрежной груде исписанных листов, по небольшому подносу с подсвечником, а затем В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница остановился на лежавшем перед мужчиной фолианте.

— Хотя бы об этой книге.

— Ты умеешь читать?

— Смогу, если потребуется, — ответил после некоторой заминки парень.

Мужчина заложил книгу листом пергамента и захлопнул ее. На передней обложке переплета слабо выделялся тисненый заголовок. В уголках букв поблескивали следы старой позолоты.

— Тогда садись читай. — Он указал парню рукой на буквы. — Проверим, как ты это сможешь.

Тот составил на пол пивную кружку с покосившегося табурета и подтянул его к столу.

— «Начала», — прочитал он. — А с другой стороны, случайно, не написано «Концы»?

— Нет. — Губы мужчины тронула усмешка. — Здесь только «Начала». До «Концов» еще очень и очень далеко да и с В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница «Началами» не все так просто.

— Догадываюсь, — кивнул Маг. — У каждого явления свое начало.

— Это и верно и неверно. — Мужчина заинтересованно глянул на собеседника. — С одной стороны, у каждого явления свое начало, но с другой стороны, есть же и единое начало. Книга как раз об этом — о начале всего. Об основе всего. Ее написал один из древних мудрецов.

— Из древних? А разве современные мудрецы хуже? — полюбопытствовал Маг.

— Этого никто не может сказать, пока они не станут древними. — Ладонь мужчины погладила истертую кожу переплета. — Любая идея должна выдержать проверку на время.

— Проверку на бессмертие? — лукаво вспыхнули глаза Мага В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница.

— Или хотя бы на живучесть, — поддержал его мужчина.

— Значит — идеи, как и люди, тоже могут быть смертными? — Такая мысль еще не посещала голову Мага. Сам он был из мира, где об устройстве проявленного мироздания многое было давным-давно известно и не обсуждалось.

— Большинство их — смертны. — Внимательный взгляд мужчины встретился со взглядом Мага. — Немногие — долговечны. И очень немногие — бессмертны. По правде говоря, я таких не знаю, хотя и допускаю их существование. Кто я такой, чтобы судить об их бессмертии, — мой век слишком короток для этого.

— Твой век короток, но тем не менее ты ломаешь голову над бессмертными идеями? — обронил Маг В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница. — Зачем? Ты же никогда не узнаешь, насколько они бессмертны.

— Зачем? — встрепенулся мужчина. — Думаешь, я сам не задавал этот вопрос себе? Думаешь, я сотни раз не говорил себе, что было бы лучше, если бы я стал торговцем, завел бы семью, был бы сытым, богатым и уважаемым, растил бы наследников своего дела. Меня не звали бы чудаком, не показывали бы на меня пальцами на улицах. Но как представлю себя таким, тошно делается — на какую чепуху я потрачу свою единственную жизнь. В молодости я сомневался, колебался, но сейчас смирился. Я просто не могу быть другим.

Они замолчали, разглядывая друг друга. Маг обратил внимание, что этому В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница человеку едва перевалило за тридцать, хотя он говорил о себе, как о древнем старике. Хозяина дома, кажется, уже не удивляло позднее появление в его доме бродяги, задающего странные вопросы.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 7 | Нарушение авторских прав


documentbdakvfl.html
documentbdalcpt.html
documentbdalkab.html
documentbdalrkj.html
documentbdalyur.html
Документ В результате шалости одного из могущественных богов на Земле появился род человеческий. Однако люди стали развиваться совсем не так, как хотелось бы божественным силам, более того — они сами 14 страница