ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов

Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов. Во-первых, она сама была такой, просто приехала сюда на весенних каникулах, когда училась на втором курсе колледжа. Пока ее приятели сидели на Дюваль-стрит, напивались и слушали дрянные кавер-группы, Анжела училась нырять с аквалангом, болталась за катером на водном парашюте и ходила по музеям. Летом она вернулась, собираясь пробыть здесь от силы неделю. Но не тут-то было.

Во время первой поездки она слышала, как один автор-исполнитель выводил в припеве: «Прилетел на выходные двадцать лет тому назад». Певец тогда сказал, что эта строчка подойдет многим жителям острова. Анжела посмеялась и подумала ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов, что это, конечно, забавно, но просто смехотворно.

И вот теперь ту строчку будто про нее спели.

Анжела бросила колледж, и ей пришлось самой себя обеспечивать (родители с радостью платили за учебу, но на этом их щедрость заканчивалась). Она подрабатывала: днем в баре (в такое время там было гораздо меньше народу и, соответственно, возни), а по вечерам – на одну из многочисленных фирм, организующих экскурсии по домам с привидениями. В Ки-Уэсте все с ума сходили по привидениям, так что работа заключалась в том, чтобы водить группы туристов по якобы населенным призраками домам и травить байки. Анжела решила, что ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов цитировать кем-то придуманные россказни будет легче легкого, но на деле оказалось, что в компании «Потусторонние экскурсии по Кае Везо Инкорпорейтед» от работников требуют инициативы и актерского мастерства. Анжела не оплошала: в колледже она специализировалась по театральному искусству и сейчас без труда вносила собственные штрихи в страшилки про индейцев, пиратских капитанов, искателей сокровищ и лицедеев всех мастей, чьи духи будто бы населяли остров.

Работа пошла неплохо. Видимо, в любой группе обязательно можно было найти парочку идиотов и одного-двух грубиянов, которые были вечно всем недовольны и не оставляли чаевых. Сначала Анжела мирилась с этим, но через полгода ничего ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов не изменилось. Не говоря уж о горе-скептиках, которые во всеуслышание критиковали услышанное, портя остальным все веселье. Ясное дело, на полном серьезе в страшные истории не верил никто... Ладно, враки, многие как раз верили, ну и зачем портить им удовольствие? Едва ли какой-нибудь ботаник сумеет их переубедить...

Но сегодня дела шли из рук вон плохо. Начали они с дома старика Липински на Итон-стрит, который фирма купила, когда хозяин отправился в известное заведение. Семье дом принадлежал еще с девятнадцатого века, но его пришлось продать, чтобы оплачивать счета из дурки. Про дом рассказывали всякое, поэтому компания выкупила его, устроила магазин сувениров в ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов бывшей гостиной, а в остальном оставила нетронутым, включая кукольную комнату в башенке. Пока Анжела вела группу по винтовой лестнице, один толстяк в плотной толстовке и джинсах жаловался:

– Мне не говорили, что здесь будут ступеньки! Я не могу много ходить по лестницам!

Только пятимесячный опыт помог Анжеле не ляпнуть: «А кушал бы салатики, было бы легче!». Вместо этого она, несмотря на очевидный ответ, спросила:

– Первый день в Ки-Уэсте, сэр?
– Ну... да. А как вы догадались?



Потому что только тупицам, приехавшим сюда впервые, может взбрести в голову одеться, как на Северный полюс.

– У нас здесь в основном ходят пешком ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов, потому что все достопримечательности располагаются недалеко одна от другой. Но вы можете воспользоваться велорикшами.

Ее обязали упоминать велорикши, потому что брат одного из владельцев ПЭКВ содержал фирму, предоставляющую такие услуги. В идеале Анжела должна была сообщить и название фирмы, но она сочла это неэтичным.

Поднявшись по деревянным ступеням, натужно скрипящим под непосильным весом, все сгрудились около двери. Анжела сняла цилиндр. Вообще-то, ее повседневную одежду составляли неизменные футболка и шорты, но на работу она носила здоровенный черный цилиндр, пышную черную юбку, черные колготки, белую рубашку с черным жилетом и тяжелые ботинки. Плюс многочисленные черные браслеты, много-много подводки для глаз ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов и черная помада. Анжела не хотела выряжаться под гота, но шеф настоял, и оказалось, что туристам нравится, когда их экскурсовод выглядит, как фанатка Мерилина Менсона. Пригнувшись, чтобы не задеть потолок, девушка ступила в комнатку, которая подошла бы только совсем маленькому ребенку.

– Вот здесь живет Рэймонд. Кукла Рэймонд, – она обвела жестом почти игрушечную мебель – диван в центре, на котором бы турист в толстовке в жизни не уместил свой обширный зад; стол, похожий на блюдечко на четырех ножках (а на столе смахивающий на лампочку из гирлянды светильник, от мерцания которого комната выглядела только более зловещей); кресло-качалка на трехлетнего ребенка ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов и мягкое кресло.

А в кресле сидел Рэймонд.

Толстяк смахнул пот с широкого лба и проговорил:

– Большего уродца в жизни не видал. Господи, Марсия, ты видела что-нибудь кошмарнее?

Почти такая же толстая женщина степенно кивнула. Вид у нее был, будто она привыкла просто стоять тихо и не отсвечивать. Мать Анжелы выглядела так же: жизнь с мужем научила ее. Теперь отец Анжелы делил психушку со стариком Липински...

Однако женщина не покривила душой: Рэймонд был на редкость уродлив. В своей полосатой рубашке он скорее походил на мартышку, чем на ребенка. У него были круглая голова, толстое лицо и слишком большая челюсть ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов.

– Рэймонда подарили жившему здесь мальчику в 1904 году. Он стал любимой игрушкой, но приносил своему маленькому владельцу большие неприятности. Мальчик всегда был послушным ребенком, однако, получив Рэймонда, стал ужасным проказником, – она помолчала, зная ценность драматических пауз. – По крайней мере, все так думали. Потому что мальчик буквально в слезах утверждал, что это Рэймонд разбил дорогую вазу, Рэймонд накормил собак испорченным мясом, Рэймонд во время дождя нанес в дом грязи, а на Рождество поджег елку.

Последний пункт Анжела добавляла только в определенное время года. В оригинальной истории ничего не говорилось про елку, но девушка читала, что когда-то люди украшали елку настоящими ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов свечками, так что устроить пожар было легко. С этим вполне бы справился ребенок или (хе-хе) ожившая кукла.

Прыщавый подросток в футболке с «Ван Хален»[12] перебил:

– И люди верили? Это же ребенок!
– Может, ребенок, – она выдержала еще одну драматическую паузу. – А может, и нет.

Анжела снова нахлобучила цилиндр и под аккомпанемент отчаянного скрипа повела группу обратно. Она как-то спросила шефа, почему бы не заменить старую лестницу, но тот сказал, что скрипящие ступеньки в населенном духами доме – именно то, что надо.

Джонатан, как обычно, еще не подъехал, чтобы открыть сувенирный магазин, поэтому Анжела заперла дом и понадеялась ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов, что Джонатан соизволит явиться к концу экскурсии. Она терпеть не могла после тура еще и продавцом выступать.

Чуть больше часа она таскала туристов по улицам, показывая еще шесть домов и рассказывая связанные с ними ужастики. Перед каждым домом толстяк ныл, что они слишком много ходят и стоят, и не пора ли сделать перерыв. Перед каждым домом две пожилые женщины, вроде, сестры, ловили каждое ее слово, ахали на всех нужных местах и приговаривали, как все поразительно. А потом на сцену выходил прыщавый паренек и давал логичное и научное (может, даже правильное, но Анжелу это не особо волновало) объяснение каждому ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов случаю, вызывая неприязненные взгляды старушек. Когда очередь дошла до истории о капитане Нейлоре, девушке хотелось всех поубивать: глупое обожание престарелых сестричек воспринималось ненамного лучше высказываний Прыщавого, решившего поиграть в Дану Скалли[13], и все это было цветочками по сравнению с толстяком.

– Дом этот купил капитан Терренс Нейлор, промышлявший грабежом тонущих судов. В девятнадцатом веке это занятие было одно из самых прибыльных в Ки-Уэсте. Корабли часто разбивались о рифы, и тогда люди выходили и спасали утопающих и имущество. Многие дома на острове построены на деньги таких вот капитанов.
– Ужасно, – пропыхтел толстяк. – Наживаться на чужом горе!

Анжела сжала зубы. С этим она тоже ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов сталкивалась регулярно: с неприятием способов, которыми представители экзотической профессии зарабатывали на жизнь.

– Такая была работа. Необычная и хорошо налаженная. Они наживались на чужом горе не больше, чем теперешние пожарники. Если бы не они, в море погибло бы гораздо больше народу.

Кажется, толстяк не проникся, так что Анжела не обратила на него внимания и начала рассказывать, как капитан Нейлор вернулся призраком после своей смерти в 1872 году и как до сих пор постояльцы гостиницы «Нейлор Хаус» по ночам могут услышать его голос.

– Ветер, наверное, – вмешался Прыщавый. – Тропический бриз плюс шум деревьев плюс музыка на углу Дюваль. Только очень-очень тупые ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов могут решить, что это привидение, – последнюю фразу он сказал, многозначительно поглядывая на старушек.

«Нейлор Хаус» стоял как раз через улицу от дома Липински. Закончив экскурсию, Анжела пересекла Итон-стрит и остановилась под фонарем:

– Огромное спасибо за то, что приняли участие в нашем туре.

Она посмотрела на переднюю дверь и увидела, что та открыта, а витрина магазина освещена, так что можно было полагать, что Джонатан явился, наконец.

– Хочу представить вашему вниманию магазин сувениров. Надеюсь, вы от всей души наслаждаетесь пребыванием в нашем городе.

Кто-то – слава богу, Прыщавый был среди них – решил не заходить, а остальные потянулись разглядывать витрину. Здесь ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов продавали книги об острове, его истории, выдающихся личностях и фольклоре, а еще карты, почтовые и поздравительные открытки, диски местных певцов и разнообразные безделушки, столь любимые туристами. Пока народ бродил по магазину, Анжела подошла к прилавку и уставилась на бледного молодого человека с длинными волосами, бородой и пивным пузиком, выпирающим из-под тесной футболки. Что ж, он хотя бы помылся утром. Теперь он сидел, зарывшись носом в журнал о компьютерных играх с каким-то орком на обложке.

– Неужто ты пожаловал, – проронила Анжела.
– А что? – не отрываясь от журнала, буркнул Джонатан. – Я знал, что ты с ними проваландаешься до семи ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов.
– А если бы я раньше закончила? Или кто-нибудь захотел что-нибудь купить в самом начале? Тебе надо быть на месте в шесть.

Джонатан мотнул головой:

– Да ладно...

Анжела вздохнула и направилась к давешнему толстяку, который вместе с женой разглядывал таблички в виде номерных знаков с написанными на них именами. Он выбрал одну с именем «ТЕРРИ»:

– Давай купим такую племяннице.

Его жена нахмурилась:

– Разве ее имя не с «ай» пишется?
– То есть?
– Ее имя пишется с «ай» на конце, а не с «уай»[14].
– Да какая разница?

Анжела подошла поближе:

– Еще раз спасибо за посещение экскурсии, – соврала она. – Если возникли какие-то ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов затруднения, не стесняйтесь обращаться к Джонатану.
– Спасибо, непременно, – отозвался толстяк.
– Отлично.

Тут к Анжеле подошли молодые люди – кажется, парочка – блаженно помалкивающие на протяжении всей экскурсии:

– Извините, Анжела, можно вас? – заговорил один.
– Слушаю.
– Кажется, я обронил браслет в комнате Рэймонда.

Второй раздраженно поцокал языком:

– Черт возьми, Паули, я же тебе говорил починить застежку! Чем ты слушал?
– Да заткнись ты, Марио, я просто...
– Хорошо, хорошо! – Марио поднял руки. – Не слушай меня, ничего не знаю.

Анжела приветливо улыбнулась:

– Я могу подняться наверх и поискать его.
– Правда? – Паули сделал большие глаза и с надеждой улыбнулся. – Было бы просто здорово. Серебряный браслет ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов с кельтским орнаментом.
– Нет проблем, – она только пожалела, что не увидит, как толстяк станет наседать на Джонатана, но надо думать, все будет великолепно слышно и с башенки.

В очередной раз преодолев лестницу, Анжела открыла дверь и увидела, что кто-то переставил мебель в комнате. Диванчик теперь стоял у стены, кресло-качалка была развернута на девяносто градусов, а мягкое кресло – повернуто к окну. Рэймонд все также сидел на своем диване.

Прямо на пороге лежал расстегнутый серебряный браслет с очаровательным кельтским орнаментом по кругу. Улыбнувшись, Анжела подняла его и, скрипя ступенями, спустилась в магазин.

Когда туристы закупились и ушли (Марио и Паули поблагодарили ее ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов за браслет, и Паули пообещал Марио, что теперь уж точно отдаст его в ремонт), Анжела и Джонатан остались в доме одни – до восьми часов, когда подойдет следующая группа.

– Что за перестановка у Рэймонда? – поинтересовалась она у Джордана, снова закопавшегося в журнал.
– О чем ты? – он не поднял головы.
– О комнате Рэймонда. Ты переставил всю мебель.

Джонатан наконец оторвался от чтения:

– Анжи, какого черта? Я пришел за пять минут до тебя. Едва успел открыть дверь и включить свет, как завалились вы. Я наверху не был ни ногой.
– А кто тогда мебель переставил?
– Без понятия, – он опять уставился в ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов журнал.

Анжела покачала головой и предприняла очередное восхождение. «Что за чертовщина!» Ступени, казалось, скрипели вдвое громче обычного. «Хватит, просто надумала себе. То ли Джонатан наврал, то ли во время экскурсии здесь побывали Стелла или Джин».

Поднявшись наверх, она слегка толкнула дверь, и та заскрипела еще почище ступенек. Звук был противный, и Анжела толкнула сильнее, отчего дверь врезалась в каменную стену. Комната выглядела точно так же, как в прошлый раз, а вот кукла куда-то делась. Девушка подошла к дивану, где обычно сидел Рэймонд. «Куда он делся?» Все двери, кроме передней, были заперты – мера предосторожности, чтобы уберечь товары и ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов кассу. Дом был не такой уж и большой, и Анжела не заметила, чтобы кто-то прошмыгнул по лестнице после того, как она вернулась с браслетом.

«Но кто забрал дурацкую куклу?»

У Анжелы чуть разрыв сердца не случился, когда дверь за ее спиной с оглушительным грохотом захлопнулась.

– Ну все, Джонатан, повеселились и хватит, – девушка ухватилась за ручку, потянула на себя – и чуть не вывихнула плечо: она легко открывала и закрывала дверь бессчетное количество раз, но на этот раз та не поддалась.

Анжела подергала ручку еще пару раз, а потом начала колотить в дверь ладонями:

– Эй! Джонатан! Открой чертову дверь!

Она полезла ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов в карман жилета и выудила сотовый. Все, достало! Но на экране появились слова «НЕТ СЕТИ». Какого черта? Здесь никогда не было проблем с сотовой связью, только пару раз, когда шли дожди. И дом здесь был не при чем: всего месяц назад она в этой же самой комнате преспокойно с полчаса болтала по телефону с бойфрендом (теперь уже бывшим). Анжела раздраженно закрыла телефон, оглядела комнату и... и Рэймонд стоял на столе. Лампа переместилась на пол, хотя девушка не видела и не слышала, чтобы ее двигали.

– Да уж, полный бардак... Если кто-то...

Рэймонд прямо по воздуху метнулся к ней. Девушка ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов была так ошарашена, что даже не попыталась отшатнуться, хотя и отрабатывала навыки самозащиты в колледже целых два семестра. Кукла оттолкнула ее к стене, девушка ударилась головой о пол, и цилиндр покатился в сторону. Перед глазами поплыло, накатила тошнота, но Анжела нашла в себе силы задаться вопросом, как это древняя кукла, набитая соломой, смогла сбить ее с ног. Тряпичные ручки без пальцев легли на ее виски. Анжела попыталась сморгнуть мушки перед глазами, попыталась заговорить и спросить, что здесь вообще происходит, но с языка сорвалось что-то невнятное. А кукла снова треснула ее затылком о деревянный пол. С новой силой нахлынула ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов тошнота, перед глазами кружились уже два Рэймонда с совершенно одинаковым выражением на обезьяньих личиках, а маленькие ручки крепко держали ее за голову и все били, били, били, били о твердый пол...


documentbdahzgj.html
documentbdaigqr.html
documentbdaioaz.html
documentbdaivlh.html
documentbdajcvp.html
Документ ГЛАВА 3. Анжеле О`Ши никогда не хотелось поубивать туристов